У человека возникает сильное непреодолимое желание и, если он не может его удовлетворить, начинается «ломка».

Разница в том, что игроман не способен остановиться во время игры, а одержимый патологической любовью – остаться без объекта своего обожания. Он буквально преследует возлюбленного, не дает ему прохода, маниакально ревнует и ведет себя навязчиво.

В случае разрыва отношений, человек продолжает искать встречи с тем, кто его разлюбил, чем наносит себе еще большую душевную травму. Таких людей нередко называют маньяками.

Еще в 1994 году специалисты Американской психиатрической ассоциации выделили основные признаки патологической любви:

человек не может контролировать свои эмоционально-импульсивные действия;
в его жизни меняются приоритеты, все подчиняется навязчивой заботе о возлюбленном, в которой тот не нуждается;

профессиональные интересы и хобби партнера становятся главными, поэтому начинаются проблемы на своей работе, а также во взаимоотношениях со своими близкими и друзьями;

любящий пытается контролировать буквально каждый шаг своей второй половинки;

постоянная боязнь потерять партнера вызывает приступы депрессии, бессонницы, сердцебиения, плаксивости;

после разрыва или длительной разлуки начинается «ломка», возникает чувство полной опустошенности;

практически, невозможно переключиться на другие отношения.

О существовании патологической любви задумывались еще в античные времена. Древнегреческие философы одними из первых поделились с человечеством своими наблюдениями. Например, Платон в диалоге «Пир» сравнивает настоящую любовь с чувством свободы, со способностью разделить пир с другим человеком.

«Она имеет силу окрылять других», – пишет философ. Но есть, по его мнению, и собственническая любовь, когда один человек преследует другого. Конечно, между этими чувствами – очень тонкая грань.

Ведь у того же Платона можно прочесть, что, когда встречаются две половинки, «обоих охватывает такое удивительное чувство привязанности, близости и любви, что они, поистине, не хотят разлучаться даже на короткое время».

Этой проблеме ученые из Бразилии посвятили научную статью в авторитетном журнале «CNS spectrum». Они пришли к выводу, что нередко «заболевают» люди, психически здоровые изначально, но с заниженной самооценкой.

А бывает, что этому предшествуют такие расстройства, как повышенная тревожность, депрессия и хроническая одержимость неукоснительного соблюдения правил (синдром навязчивости).

В начале отношений, пока у пары все хорошо, человек с психической патологией чувствует облегчение, он буквально «витает в облаках». Но, когда начинаются первые ссоры и недоразумения, его психическое состояние ухудшается, болезнь прогрессирует.

Возникает попытка компенсировать депрессию повышенной заботой о второй половинке, чтобы вернуть отношениям прежнюю свежесть, но, к сожалению, это не всегда удается.

Причиной патологической любви (как и любой другой зависимости, например, игромании) может стать недостаток материнского внимания в раннем детстве. Особенно часто это случается, если мать (или другой ухаживающий за ребенком человек) дают противоречивые оценки одному и тому же действию малыша. Сегодня хвалят, а завтра ругают.

Такие отношения называют тревожно-амбивалентными. Они опасны тем, что у ребенка складывается неправильное представление о мире, развивается неуверенность в себе и тревожность.

Канадский социолог Джон Ли, сын матери-наркоманки, выросший в чужой семье, приобрел известность благодаря тому, что разделил любовь на 6 видов.

Каждому из них ученый дал свой цвет:
красный эрос (страстное плотское влечение),
желтый сторге (ровное чувство, сродни дружбе),
синий людус – (состязание, игра, спорт).
Если смешать эти основные типы любви, получится:
фиолетовая мания (эрос + людус = навязчивость),
зеленая прагме (людус + сторге = рациональность и реалистичность),
оранжевая агапэ (эрос + сторге = бескорыстие и самозабвение).
Эти выводы Джон Ли сделал, подкрепив наследия Платона и Аристотеля социологическим опросом 120 современников.

Сегодня ученые считают, что больше всего случаев такой любви дает именно мания, наверное, не зря она так называется. Исследования, проведенные среди английских студентов, подтверждают эту теорию.

Мания свойственна людям эмоциональным и импульсивным, причем самооценка не играет никакой роли (как и в случае с агапэ). А это уже противоречит тому, что патологической любовью страдают те, у кого заниженное восприятие своих способностей.

У «больных», кроме импульсивности, наблюдается еще и большая жажда новизны. Об этом пишут авторы статьи «Pathological love: Impulsivity, Personality, and romantic Relationship». По их данным, люди с патологической любовью имеют хорошее образование и достаточно высокую квалификацию.

По возрасту они немного старше тех, кого можно назвать условно здоровыми. По одной из версий, образованные люди просто более внимательно следят за СМИ и чаще обращаются за помощью в клиники.

Интересно, что, как и в случае с игроманами, у страдающих этим заболеванием наблюдается повышенная чувствительность к эмоциональному отказу и постоянное желание получить ответное вознаграждение.

И те, и другие боятся остаться наедине с собой. Фактически, их состояние вызвано расстройством контроля над своими импульсами: если есть желание, то остановиться невозможно. И не потому, что слабая сила воли, – просто в определенных механизмах работы мозга происходит сбой.

Любящий превращается в игрока: выиграл, если партнер рядом и всем доволен, но проиграл, если начались серьезные ссоры или произошел полный разрыв. В последнем случае начинается новый раунд: преследование несостоявшейся второй половинки. Иногда этот раунд завершается успехом (лучше сдаться на милость победителя), но чаще – неудачей, влекущей за собой глубокую депрессию. Как говорится – пан или пропал.